Алексей Навальный

Политик и общественный деятель, имеющий активный и посещаемый канал на YouTube.

Или популярный шоумэн от политики и популярный блогер от политики – одновременно. Так, наверное, правильнее.

  1. Шоу
  2. Политика и теория
  3. Резюме
  4. Что посмотреть

 Шоу

Трудно сказать, как так получилось, что именно личный канал Алексея Навального стал, по сути, самым популярным политическим блогом на YouTube в 2017г.

Почему именно Навальный, в самом деле?

Может быть сыграл его богатый опыт участия в различных общественно-политических движениях, его широкая известность в определенных кругах либеральной интеллигенции и внесистемной оппозиции – все это уже было задолго до видеоблогинга, между прочим.

Может быть удачная тема, больная и острая для каждого россиянина; больная и острая, вероятно, вообще для нынешнего российского государства – тема взяточничества, воровства, кумовства и коррупции в целом. Или тема социального расслоения и социальной справедливости.

Может быть дело в протестности, причем в протестности активной. Одно дело быть просто недовольным блогером, вещающим на недовольную аудиторию – так все могут, а многие еще и практикуют. Другое же дело – вполне реально организовывать демонстрации, митинги, участвовать в судебных разбирательствах, в избирательных кампаниях (даже президентских) и т.д.

 И вселять этим надежду, что хоть что-то изменить действительно возможно — это важно.

А еще здесь все просто и доходчиво – что нужно объяснят буквально на пальцах.

А может быть, дело во всем сразу, но, вероятно, антикоррупционная карта… прекрасно разыгранная антикоррупционная карта стала самым первым и самым важным обстоятельством. Ведь настоящая популярность пришла к Алексею как к YouTube-блогеру после фильмов-расследований/разоблачений вроде «Чайки» и особенно после «Он вам не Димон».

Из чего же собственно состоит наше политическое шоу?

Это сводки новостей с «полей битв» т.е. как обстоят дела с митингами, акциями, судебными разбирательствами и пр.

Это заявления Алексея по определенному поводу или реакция на заявления других людей.

Но самое главное – это конечно критика власти, нынешней системы государственного управления и отдельных облеченных властью лиц или же лиц близких к властным кругам.

Критика лиц этих, правда, только с позиции: «вот этот – вор, жулик и взяточник. Посмотрите как он живет и какой у него дом», а критика системы только с позиции: «посмотрите сколько таких жуликов и взяточников тут во власти – потому что установлена коррумпированная система, которая завязана лично на Путина В.В. и который есть ее единственная причина и единственная движущая и цементирующая сила». Ну, или не единственная – но главная уж точно.

И в общем, почему бы и нет? Существуют ли воры и взяточники в высших эшелонах власти? Ну, наверное, да. Критикой с каких-то других позиций пусть займется кто-то еще.

И насколько притягателен этот образ, этот ореол, который складывается вокруг Алексея, этот архетип бойца практически, одного-в-поле-воина против могучего зла (и вполне персонифицированного злодея, кстати), образ отважного и смелого борца, по-настоящему свободной личности против тоталитарной, репрессивной, закоснелой и прогнившей системы.

Образы и архетипы: бойца, системы, добра и зла – это волнует и завораживает, это не могло не стать чем-то притягательным для зрителей. Особенно для более молодой аудитории, для которой образы злой системы, борьбы и свободы особенно близки и особенно остро воспринимаются.

Образное восприятие здесь не будет растворено в конкретике как раз в силу специфики темы: Разбирайся мы в делах чиновников, оценивай мы профессиональные решения власти, пришлось бы вступать в полемику, приводить и сравнивать аргументы, сомневаться и, конечно, изучать определенные теоретические положения – а на этом всякие образы заканчиваются, из них вырастают именно таким образом.

Здесь же… мы нашли вора и жулика – и значит его надо снять с должности и посадить. И никаких сомнений быть не может. И никаких дискуссий тоже – от обвинений никак нельзя «отмыться» ни в судебном порядке, ни в каком-либо другом. Потому что понятно, что вся эта злая система будет защищать себя, будет покрывать друг друга, а суды – это инструмент в интересах власти, как некой совокупной злой воли или же в интересах одного конкретного главного злодея (тут не совсем ясно). Нехитрый образ (какой-то совсем уж нехитрый), но вполне себе хитрая схема подачи информации, схема рассуждений, которая позволяет уйти от всех неясностей и сомнений, которые так портят жизнь обычно.

Поэтому особенно интересными и успешными получаются, конечно, антикоррупционные расследования. Фильм «Чайка» о сыновьях генпрокурора РФ и их бизнесе получился в этом смысле даже лучше, более волнующим и эмоционально сильнодействующим, чем «Он вам не Димон». Воровство – это конечно, очень плохо, но… ничего особенно ужасающего тут нет, а вот угрозы, запугивание и даже убийство – вот это уже совсем другое дело. История о директоре Верхнеленского речного пароходства в начале нулевых, который был найден повешенным, а перед этим вроде как перешел дорогу Артему Чайке и его бизнесу; связь (слишком уж косвенная, конечно, но все же) Артема с Кущевкой и лично с печально известными Цапоками, а также бандой ГТА – вот это действительно бомба. Не зря именно этому уделяется столь значительное время и столь пристальное внимание. Налицо этакий спрут, который запустил свои щупальца чуть ли не в каждый регион и чуть ли не в каждое особо прибыльное дело, высасывающий соки, творящий насилие, беззаконие и беспредел. Сильнейший образ, действительно.

В фильме «он вам не Димон» — тот же спрут, но который только выкачивает деньги у государства (у народа, по сути) посредством всяких хитрых схем. Но там был целый премьер-министр Российской Федерации, второе лицо государства и вообще кто про него мог подумать такое! Возможно поэтому «Димон» выстрелил еще сильнее.

Но вообще оба фильма сделаны профессионально: сюжет, текст, качество видео, ну и конечно проделана огромная работа, чтобы выявить всех причастных к теме расследования и вскрыть всю огромную систему связей (вариант с намеренным «сливом» информации пока не будем принимать во внимание), оценить сколько стоит то или иное имущество, о котором говорится в фильме, показать как оно выглядит, в том числе и заснять сверху (если речь о недвижимости вроде загородных вилл и земельных участков).

Важно было и то, что средний российский обыватель хотя и догадывается, что где-то там наверху воруют и живут не по средствам, но между тем слабо представляет (или представлял) как именно коррупционные схемы работают и какие могут быть использованы ухищрения для реализации всего этого. Поэтому фильм, вероятно, стал для многих откровением – Алексей и компания просто-таки приоткрыли завесу тайны над этим особенным миром, существование которого, конечно, предполагалось, но никто не знал, что конкретно там происходит.

Остальное, что есть на канале – попытки делать нечто похожее и по похожим принципам. Те же разоблачения, те же образы власти и гос. строя, те же приемы визуализации и воздействия на чувства и эмоции, те же доходчивые разъяснения – почти что для «для самых маленьких».

Но все это с несколько меньшей степенью удачности. Из более или менее серьезного было лишь история («история» здесь более подходит чем «расследование») про «Повара Путина» — Евгения  Пригожина или про Шувалова. Остальное по сравнению с этими расследованиями выглядело зачастую недостаточно обоснованно (очередная «дача Путина» и пр.), фрагментарно или предвзято по каким-то личным мотивам (видео о Соловьеве – живой пример). А кроме того, временами просматривается явная спекуляция на теме социального неравенства и разогрев ненависти по классовым и социальным мотивам. В антикоррупционных расследованиях есть смысл показывать имущество «предмета расследования», конкретного лица, которое подозревается в злоупотреблениях, а вот в остальных случаях зачем?

Ну и по поводу Алексея Навального как оратора и актера (а это неотъемлемая функция или ипостась видеоблогера) следовало бы что-нибудь сказать, хотя сказать тут особенно и нечего.

Видно, что на площадях и трибунах, подогревая толпу всякими громкими мотивирующими речами, он чувствует  себя гораздо более комфортно и «в своей тарелке». А вот спокойно рассказывая что-нибудь на камеру – как-то уже не так. И с точки зрения зрителя, который уже может рассмотреть Алексея поближе, все воспринимается теперь немного по-другому.

Сам текст вполне себе насыщен речевыми приемами, присутствует юмор и всякие саркастические пассажи, однако лицо Алексея, какое-то безжизненно-мраморное и неизменно безэмоциональное, что бы тот не произносил – немного озадачивает и даже пугает. Также как и вышколенная что ли манера поведения перед камерой: вся эта активная жестикуляция, речевые интонации и прочее, которые в сочетании с выражением лица создают ощущения чего-то деревянно-кукольного.

Впрочем, по поводу оратора и актера, заметно все становится, только если на это специально обращать внимание, поэтому мы уже здесь придираемся немного, наверное.

Политика и теория

На этом можно было вообще статью закончить, если бы мы описывали политическое шоу, прежде всего как шоу, в случае если бы слово «политическое» не имело бы такого уж большого значения. Так бывает, когда политика для передачи – лишь антураж, повод для того чтобы почесать языками и посветить лицами. Тогда и рецензировать содержание, дискурс – не будет иметь смысла, можно лишь дежурно посетовать на то, что вот де уровень обсуждения поверхностный и дилетантский.

Но здесь другой случай – здесь претензия на информативность, шоу старательно делает вид, что умеет давать новое знание о том, как работает система государственной власти, как устроены политические элиты и как функционируют коррупционные схемы.

Да что там: сам Алексей Навальный, автор шоу, претендует (претензии пока далеки от реальности, но все же) не только на верховную политическую власть в огромной стране, но и на знание того как все исправить, изменить и усовершенствовать. И именно его знание (его мнение) распространяется и поддерживается в российском сегменте ютуба особенно активно. А это очень важно.

О знаниях мы тут и поговорим, собственно. Причем о знаниях как о целом, то есть о теории и о методе в общем смысле – это гораздо конструктивнее чем разбирать всякие частности если у нас нет возможности писать целый трактат по заданной теме.

А у нас нет такой возможности. Значит будет теория и всякие сложные абстрактные вещи – возможно это кого-то отпугнет, но по-другому здесь нельзя.

Оценивать на предмет истинности и полезности мы будем не все многообразие знания самого по себе, а прежде всего модель объяснения действительности имени Алексея Навального, модель объяснения того, что происходит на уровне государства, народного хозяйства, взаимоотношений элит и прочих сложных вещей (модель в данном случае если упрощенно – система значимых элементов и основных закономерностей взаимосвязи между ними). Благо модель эта у Алексея существует и именно она является принципиально важной и все отдельные факты приобретают значение лишь в ее свете.

Оценивать будем путем сравнения с другой моделью объяснения этого же предмета, т.к. именно таким образом оцениваются и сменяют друг друга такие модели на практике. Если просто, то их сравнивают на убедительность с точки зрения имеющихся фактов и имеющейся теории (а значит и фактов тоже) в смежных, связанных отраслях знания.

Причем модель №2 (та, с которой мы сравниваем модель Алексея Навального) не обязательно должна быть истинной во всех нюансах и во всех приближениях, но если она более полная и вообще более убедительная, в изложенном выше смысле, то модель №1 (Алексея Навального в данном случае) должна быть отвергнута как неполная, устаревшая или вовсе – ложная. В этом состоит суть оценки теории №1.

Итак поехали:

Суть политического процесса в современной России и отдельно роль В.В.Путина.

Первый пункт знания. В качестве модели №2 мы возьмем интегральную модель, производную от концепций значительного количества политологов, публицистов и экономистов так называемого левопатриотического крыла без выраженной провластной позиции (можно взять и любую так называемую «либеральную», выше мы сказали, почему так. Главное требование: она должна быть достаточно глубокой и проработанной) и найдем отличия от концепции Алексея Навального.

Концепция Алексея вкратце: (мы можем ошибаться, конечно, но извне все выглядит именно так)

Есть Владимир Путин, есть друзья Путина на всех ключевых должностях, есть вертикаль власти выстроенная с его приходом, лично преданная Путину, лично завязанная на Путина; вертикаль неэффективная и вороватая, потому что отбиралась по принципу личной преданности, «близости к телу» и потому что цели изначально при ее формировании ставились не связанные с государственной эффективностью, а связанные с личным обогащением каждого из членов вертикали в обмен на лояльность верховной власти.

Причиной коррупции, причиной неэффективности, таким образом, является никто иной как некто В.В. Путин – создатель и гарант этой неэффективной и коррумпированной системы.

Модель №2 (та с которой сравниваем и также вкратце): Нынешняя правящая Российская элита ведет свое происхождение еще с позднесоветских времен (не с 2000-го года, разумеется), со второй половины 80-ых годов. Ее состав (самая верхушка) – это команда либералов-младореформаторов, победившая по итогам политической борьбы на рубеже 80-ых – 90-ых и верхушка новообразованной российской буржуазии, которая зародилась криминальным и полукриминальным способом, зачастую.

В течение 90-ых – время политической борьбы и становления более или менее прочной конфигурации группировок элит.

Путин – ставленник одной из группировок, но который устраивал и другую, «фигура компромисса» и «фигура, внушающая доверие», человек, который верен слову и который должен был обеспечить мир и разделение сфер влияния между группами элиты, а также безопасность многих отдельных лиц. Вместе с ним в состав управленческой элиты тогда же вошли отдельные т.н. «силовики» а кроме того некоторое количество лиц лично близких Путину, «команда Путина» — как раз для того чтобы мир и стабильность властных групп было чем обеспечить, а также для того, чтобы государственное образование «Российская Федерация» вообще смогло существовать дальше, т.к. после «лихих» 90-ых уже даже это было поставлено под вопрос.

Влияние лично Путина с тех пор значительно увеличилось и вместо ставленника неких групп он стал сам весьма значимой политической фигурой с собственным политическим весом. И уже с началом 10-ых годов стало очевидно, что старая экономическая модель изжила себя и зашла в тупик, требуются перемены и в том числе чистка в рядах управленцев (прежде всего в экономическом блоке – т.н. «либералы») особенно учитывая, что попали туда эти управленцы не за заслуги в своем деле, а по результатам политической борьбы, подковерных интриг и всякого рода личных связей.

На этой необходимости и этом противоречии все пока и завершилось. Путин не делает решительный шаг в силу каких-то причин. Например: Личная осторожность и дипломатичность – нет решимости развязать то, что по итогу обернется целой войной, учитывая власть и влияние предполагаемых целей чисток; верность слову данному когда-то; личная преданность и дружба с некоторыми из «либералов» (которые его же и привели когда-то к власти); наличие какого-нибудь компромата, возможно еще со времен работы в команде Анатолия Собчака; и пр.

Такая вот концепция, если вкратце.

 В чем же отличия концепций?

Прежде всего в базовых принципах и методологии для научного и объективного подхода к вопросу, которые во второй модели присутствуют, а в дискурсе Навального — нет.

  1. Базовые категории для хоть сколько-нибудь научного и объективного рассмотрения предмета. Категория «элита» вообще отсутствует в дискурсе имени Навального. В этом дискурсе также отсутствуют как класс: элитные группировки, борьба группировок за власть, группы влияния (в т.ч. иностранного происхождения). Для Алексея таких вещей просто не существует.
  2. Принципы политэкономии, связь власти и собственности, мировоззренческие, функциональные и институциональные основы формирования элитных групп. В модели №2 таким образом есть хотя бы попытка показать роль олигархата и его влияние на элитные группы, дать привязку групп к функции и мировоззрению: «либералы», «экономический блок», «силовики» и пр.
  3. Принцип историзма, попытка (небезуспешная) объяснить нынешнее состояние государственной власти, профессионализм и моральный облик управленцев и буржуазии изучая истоки и обстоятельства их возникновения. Например, здесь в рамках модели, есть вполне расхожая мысль о том, что без долгого периода легального первоначального накопления капитала, при фактическом уничтожении контроля общества над процессом трансформации социально-экономического строя – так вот, при всем этом новый капиталистический класс будет никаким иным кроме как криминальным, а гос. строй не иначе как криминально-олигархическим.

Наконец, что принципиально важно, согласно этому принципу на основании модели №2 можно хоть каким-то образом делать прогнозы относительно того что будет происходить во власти и элитных группировках далее. Потому как есть серьезные сомнения не только в том, что Алексею удастся одним могучим ударом перевернуть, разрушить систему, а затем одним же волевым усилием построить новую и прекрасную, но и в принципе в том, что уму удастся прийти к власти.

Историзм и модели, которые его используют (№2) помогает понять какие процессы назрели; когда будут точки бифуркации, неопределенности (а значит точки возможных изменений) и как/когда можно будет развернуть процесс в нужную сторону, обладая изначально очень ограниченными ресурсами (как оно на практике всегда и происходит). Политика – всегда искусство возможного и важно понимать что именно можно изменить в данный конкретный момент.

В модели Алексея Навального нет историзма, нет политэкономии, нет теории элит – нет вообще ничего теоретического. Только смутные и довольно примитивные представления, свойственные скорее человеку не очень разбирающемуся в тонких гуманитарных материях и покоящиеся на принципе «обратного культа личности» (прямой культ личности: все что есть – заслуга одного человека; обратный: все что есть – вина одного человека).

Во всей этой концепции (№2) находится место для фактов, они каким-то образом встраиваются в модель. Разумеется, тут будет очень много спорных и неоднозначных моментов, а также фактов, которые непонятны или их объяснение по модели не до конца убедительное и обоснованное. Но это хотя бы что-то.

К модели же №1 возникает множество вопросов по соотнесению ее с фактами. Например, посредством каких именно механизмов Путин управляет всем в стране или ему хватает пяти человек из знаменитого кооператива «Озеро»? Какой процент «друзей Путина» в верхушке силовых структур (МВД, ФСБ, армии), в среде крупного и очень крупного бизнеса, в различных министерствах и ведомствах; какой их процент в среде региональных элит и в национальных республиках? Куда делась властная группировка, которая в конце 90-ых выдвинула Путина и привела его к власти? Просто растворилась? Или ее как-то очень незаметно почистили? Почему, к примеру, господин Чубайс до сих пор во властных структурах? Это только самое основное.

Согласно модели №2, кстати, можно найти место и для самого Алексея Навального и объяснить его некоторую избирательность, мягко говоря, при выборе цели расследований и цели критики, ведь если много смотреть Алексея и только его, то можно подумать что кроме Путина, Сечина, Ротенбергов, Ковальчука и еще парочки фамилий никого в российском истеблишменте больше не существует. И тут можно сделать предположение по поводу его роли межгрупповых элитных войнах. Это, конечно, только предположение. Проблема же в том, что сам Алексей никак не объясняет свою избирательность такого рода. Может быть объяснение в том, что все остальные чиновники – честные?

Здесь может показаться что все эти знания, теории и хитросплетения взаимоотношений для Навального как политической фигуры не столь и важны. Ну утрирует он, упрощает, конечно, но какая по сути разница кто там с кем в каких отношениях стоит – ведь если в России кризис и застой, то ответственным за это является в первую очередь первое лицо, президент страны – значит его надо снимать.

Другие аргументы вряд ли удастся придумать, а этот оказывается крайне слабым при ближайшем рассмотрении.

Действительно, попытки изменить систему без знания того как работает система совершенно неизбежно обречены на провал и сделают только хуже даже при самых светлых и благих намерениях. Это как доверять хирургу, который не знает анатомию и физиологию человеческого тела – если языком метафор.

А если языком теории, то знание того как работает механизм политической системы в деталях позволяет просчитать оптимальный инструмент, предмет и время воздействия исходя из имеющихся средств, так как последние всегда ограничены на практике. Просто в злобе пинать механизм – всегда контрпродуктивно. Даже если к примеру у нас доступны в качестве инструмента митинги и только они (хотя так не бывает в реальности), то и здесь можно действовать принципиально по-разному. Ввязываясь в дискурс уровня: «Путин – уходи -> нет, не уйду – меня выбрал народ» — это пинать механизм, а вот «мы за изменение такого-то закона с такого-то текста на такой» — это уже воздействие. Разумеется, что тут нет гарантии успеха, но есть хотя бы возможность менять что-то разумно и целенаправленно.

Истоки проблем в России.

По модели №1 – это лично Путин, конечно, но его мы уже, в общем и целом разобрали.

Роль коррупции.

Проблема №2 по этой же модели. Или даже она делит с Путиным первенство.

Когда ты блогер или интернет-передача соответствующей специализации, то вопросов тут нет. А вот когда ты становишься фигурой политической и используешь все ту же передачу и блог и все ту же специализацию как основу всей твоей уже политической деятельности, то тут возникает обоснованные обвинения в перекосе приоритетов и преувеличении значения одного явления в ущерб другим.

Объясним предельно просто: коррупция – это некие издержки механизма управления (к слову не только государственного),которые возникают из-за того что этот механизм состоит из людей. Иногда (очень редко) эти издержки таковы, что ставят вообще под вопрос целесообразность и рациональность самого механизма, но как правило издержки – лишь издержки и они не имеют принципиального значения. А вот что имеет принципиальное значение, так это правильное функционирование механизма и определяется это, прежде всего профессионализмом слоя управленцев и вообще всех, кто имеет отношение к механизму.

Для Алексея нет вообще ни такого слова, ни такой проблемы: «профессионализм чиновников», ни в одном видео эта проблема всерьез не ставится. Все у нас, наверное, профессионалы, просто воруют много.

Исходя из такой логики, почему бы не поставить, к примеру, на пост министра финансов – лошадь? Да, самую настоящую, с копытами и хвостом – она ведь воровать не будет, а значит будет самым лучшим министром. Без сомнения.

Профессионализм и эффективность управленцев, к слову – это не просто что-то абстрактное, то на что нельзя повлиять – это можно изменить или, по крайней мере, существенно скорректировать через систему конкретных решений в сфере образования, подбора кадров, в системе контроля и отчетности; через предложение неких конкретных людей-профессионалов на ключевые должности; в конце концов, через предложенные готовые решения в разных специальных сферах государственного управления (экономика, образование, здравоохранение и пр.).

Именно это для политика – вещь принципиальная, но тут… полное и абсолютное молчание.

Истоки коррупции

Или условия ее существования. Согласно Алексею чиновники злоупотребляют потому, что все заодно (включая СК, прокуратуру, МВД), все повязаны и Путин всех прикроет если что.

Есть, однако, и другой взгляд, который кажется более обоснованным и глубоким здесь. Он согласуется с моделью №2 и в частности с тем, что элиты не едины и через антикоррупционные дела может осуществляться борьба одних группировок элит против других и уже хотя бы поэтому так явно себя и свою группу подставлять никто не будет.

А взгляд конкретно в том, что все на самом деле происходит гораздо тоньше и имеет вид формальной чистоты перед законом. Используют разного рода лазейки в законах, которые иногда (или даже «часто») сами же и лоббируют через агентов влияния. И прикрыть таких людей весьма и весьма трудно, если вообще возможно, даже при полностью объективных и независимых судах.

Если чиновнику запретить владеть имуществом сверх того, на которое он мог теоретически заработать, то он будет владеть по факту им через жену, сына, всяких подставных лиц, оффшорные компании, разного роды фонды и т.д. и т.п. И запретить владеть имуществом такими способами можно только через изменение нормативно-правовой базы. Иначе говоря, залатать все лазейки через законы — другого пути просто нет.

Основная претензия к Алексею в этом смысле, в том, что ни о каких лазейках, ни каких законах речь даже не идет – обсуждение в этом ключе могло бы дать, конечно, нечто конструктивное, но Алексей предпочитает обсуждать только конкретных людей. Да, и людей тоже обсуждать нужно, но главное то ведь не в этом, если ты уж назвался политиком и радеешь о судьбе страны, хотя бы на словах.

Вопрос о вертикали власти

Исходя из слов Алексея создается ощущение, что все проблемы в РФ скорее от злой воли, от некой жесткой, целостной, иерархичной структуры, которая пронизывает все государство сверху донизу и которая творит все зло целенаправленно, руководствуясь какими-то общими для всей вертикали интересами. Вроде как внутри системы есть абсолютное корпоративное согласие, спаянность в общем деле личного обогащения каждого из членов и верхушки вертикали особенно.

Здесь трудно дискутировать именно на строгой научно-предметной основе, т.к. для того чтобы выявить реальную степень «иерархичности» и контроля в государственной машине РФ не хватит ни фактологической ни методологической базы. Но чтобы подвергнуть сомнению модель Алексея достаточно и общетеоретических оснований и даже опытно-бытовых.

Суть модели №2 в данном случае в том, что никакой вертикали нет, есть ее видимость, каналов и рычагов для этого принципиально не хватает, да и они и не выстраиваются. Ступени иерархии фактически самостоятельны в своем «уделе» и с соседними ступенями связаны в значительной степени лишь гарантиями лояльности удела и движением некоторых весьма ограниченных ресурсных потоков.

Если проще, то действительно на местах «удельная элита» творит что угодно и действительно центральная власть об этом не знает, да и не очень хочет знать. В общем-то, всех все и так устраивает.

Это кажется обоснованным, исходя из теоретических и опытных знаний о том, как работает любая иерархическая система. Естественное состояние для нее – аморфная и полуформальная система условно вассальных отношений с почти полной самостоятельностью ступеней. И все системы контролирующих институтов, формальных процедур отчетности  и пр. – это как раз способ ухода от такой естественности, форма построения системы с помощью которой можно хоть чем-то управлять, форма построения той самой вертикали. Это всегда – серьезное дело и связано оно прежде всего с установлением неких новых институциональных правил игры на уровне органов государственного управления.

Видится, что 90-ые это в общем виде откат к феодальному уровню управленческих технологий (по многим характерным показателям – не будем здесь останавливаться подробнее), с 2000-ых – это некоторое движение по восходящей линии, но совсем еще недостаточное и результат пока далек от совершенства. Это заметно хотя бы по колоссальному различию между регионами, городами, предприятиями, гос. структурами или скажем военным частями по многим ключевым показателям (причем что важно между городами и регионами к примеру, находящимися практически в одной весовой категории и в одних стартовых условиях).

Это как раз и не может свидетельствовать ни о чем другом, как об отсутствии формальной отлаженной системы, работающих институциональных правил; так получается, когда все руководство на местах действует по собственному разумению – и от их разумения, личных качеств, интересов и профессионализма зависит слишком многое. Что тут говорить: в России это же можно сказать и в отношении центральной власти.

Вот это смутное извечное народное ощущение что мол: «порядка в России нету», это как раз оно самое.

Как все изменить и почему именно Алексей Навальный.

Об этом уже, в общем-то, все сказано было ранее. Стратегия Алексея в том, что нужно изменить действующих лиц на самой верхушке и все пойдет как по маслу. Никаких системных, институциональных и нормативных аспектов не существует или они не важны.

Не сказать, что это единственное и что на этом все заканчивается. Есть еще как минимум президентская программа позитивных изменений. Она хромает на обе ноги, конечно, но речь здесь не об этом.

Речь о том, что в ее основе допущение, что Алексею удастся справиться с коррупцией и перенаправить все (все!) коррупционные издержки на благое дело. Это без преувеличения основной пункт программы. Именно так возьмется минимальная зарплата по 25 тыс. рублей и многое прочее.

А основанием такого допущения очень явно подразумевается (хотя и не говорится прямо) именно то, что Алексей уже успешно борется с коррупцией; основанием является ФБК, фильмы-расследования и пр. Значит и далее, когда придет к власти, будет успешно бороться.

А вот в основе уже данной антикоррупционной деятельности Алексея, как мы выяснили ранее – лишь борьба с лицами, обвинения, которые мягко говоря, недостаточно юридически обоснованны и прочие вещи, на которых борьбу с коррупцией сверху на государственном уровне не построить никак.

Круг замкнулся.   

По сути, в сухом остатке лишь обещание, что «я буду лучше». Я не буду воровать и другим не дам.

Кто его знает, может Алексей и будет лучше. А может и нет. Такое много кто обещает и с деятельностью ФБК здесь нет никакой связи. Суть дела в том, что вопрос верю/не верю – это не то, вокруг чего должен вращаться политический процесс. Это не тот уровень и наиболее важно даже не то, что велика вероятность ошибки, а в то, что вместо лучшей программы решений, которые предполагаемо изменят нашу жизнь к лучшему, мы выбираем лучшую программу политтехнологии. Кого распиарят качественнее – тот и победит. И так быть не должно, по нашему убеждению.

И это даже если не учитывать тот факт, что попадание во властную верхушку немного меняет приоритеты и ценности людей. Человек встраивается в систему, меняет окружение, теперь для него имеют значение другие проблемы нежели были раньше, теперь для него другие «свои», интересы которых он склонен был бы разделять. И это немного меняет приоритеты, даже если изначально человек искренне желал что-то изменить и «помочь простому народу». Это не строгое правило, но это правило, вполне себе обоснованное.

Это не пессимизма ради, а для понимания общей картины и как еще один камень в огород проблематики «доверяю/не доверяю». Даже если вы угадали со своим доверяю/не доверяю и человек абсолютно искренен в своих намерениях (даже если!), то это еще ничего не значит само по себе.

Вопрос доверия все равно, к сожалению, важен, т.к. должна быть гарантия, что и позитивные конкретные решения будут проведены в жизнь, а не просто все закончится обещаниями. Но принципиальное  отличие здесь в том, что проведение конкретной программы в отличие от абстрактных «добрых намерений» можно контролировать. Можно надавить, можно спросить конкретно, почему не провели и что помешало. И чем детальнее план, тем сложнее отвертеться и объяснить, почему все пошло не так. Это и ничто другое – формат истинной политической конкуренции и политической ответственности.

Расплывчатые обещания «сделать все лучше» (или «уничтожить коррупцию» в нашем случае) трудно и проконтролировать по факту и притянуть к ответственности того кто это обещал сделать, но не сделал и очень легко придумать уйму оправданий почему эти обещания выполнить не удалось. Тут уже понятно, что речь здесь совсем не только об Алексее, а обо всех кто использует подобную риторику.

Как мы видим, все снова упирается в системность, институциональность и в плоскость конкретных решений. Без этого никак.

Еще немного конкретно о разоблачениях

Разоблачения эти – не просто абстрактный творческий продукт – это конкретный политический шаг и конкретное политическое заявление. И это накладывает определенные требования к аргументации, к доказательной базе расследований.

Расследования Алексея на поверку очень сильно грешат всякими вольными допущениями, ни о какой юридической строгости аргументов речь не идет и близко. Обоснование связи звеньев предполагаемой коррупционной цепочки строятся на очень шатких основаниях вроде: «кто-то с кем-то знаком», «кто-то с кем-то учился когда-то», «кто-то с кем-то имел общие дела, работал и  т.д.». В каждой из социальных страт много кто с кем знаком, в случае если социальная страта весьма ограничена в численности. Нам может не нравиться данный факт, но так происходит всегда. В самом факте личных знакомств еще нет никакого криминала.

Поэтому и нет никакого продолжения историй, нет никакого перехода в юридическую плоскость, нет уголовных дел, посадок и пр. Пошумели и все. Как раз потому что с юридической же точки зрения все что сказано в фильмах никакими доказательствами не является, а является по факту только домыслами, разной степени видимой обоснованности.

Для журналистского расследования такого уровня аргументации, впрочем, может быть и хватит. Но как политическое подспорье, да что там подспорье – как краеугольный камень политической программы и политической репутации… работает не очень, мягко говоря.

Ну и да, Алексей иногда говорит неправду. Временами. Еще манипулирует нами немного. И к фактам и цифрам иногда подходит несколько избирательно, оставляя только удобные и подтверждающие его точку зрения и создающие у зрителя нужный Алексею настрой. Не уделяем этому сколько-нибудь много внимания, потому что, как показывает практика, не склонен обращать на это внимание сам зритель. Логика здесь примерно в том что «в главном-то автор прав!», «в целом-то я с ним согласен» а остальное, стало быть — незначительные мелочи. Поэтому на главном-то мы и сосредоточились.

Полагается в конце сделать какой-нибудь вывод, но как-то не получается. Вся глава о вещи, которой не существует в природе.

У Алексея нет теории.

Алексею не нужна теория.

Он прекрасно без нее обходится, а мы даже не знаем смеяться нам или плакать по этому поводу.

Резюме

К большому сожалению все, что выходит на данном канале слишком тесно связано с политической деятельностью, политической программой и политической фигурой Алексея Навального. Это самый главный минус. Ну да, это канал самого Алексея Навального – мы знаем.

Никак оценить фигуру Алексея Навального на YouTube кроме как отрицательно мы, как рецензенты, не можем, к сожалению. Именно за низведение сложных и в общем весьма важных вещей до простого, до примитива даже;, за опускание уровня дискурса до ничтожных речевок и лозунгов. Именно за это. Это не значит что никто из других политиков не делает того же в той или иной степени, но мы же сейчас конкретно об Алексее говорим, так ведь?

Было бы лучше, наверное, если бы на канале выкладывались только большие фильмы-разоблачения вроде «Он вам не Димон». Как минимум по всем формальным критериям жанра документального кино/журналистского расследования сделано все очень даже качественно и профессионально.  

Что посмотреть

Те самые, большие журналистские расследования/разоблачения. Пока на канале таких расследований было, правда, только два: знаменитые «Чайка» 1 и «Он вам не Димон» 2. Некоторые другие блоги отрывками походят на данный продукт (или стремятся походить), но реально по тем же формальным канонам жанра до его уровня там пока далеко. Это по формальным канонам – к содержательной стороне там вопросов еще больше, причем ко всем фильмам.

Ссылка на канал: Алексей Навальный